Свет пронизывает каждую камеру: приятный, тёплый свет.


Острый. Режущий.


Уже наверно день?



противоречие
воле
Шаги тяжелые, шаркающие.


Короткий коридор, а идём мучительно долго.


Оглушающий гул сердца в шагах.
Входим, очень страшно.

Хочется рвануть, но первый раз уже пройден. Всё пройдено ещё в забытую минуту.
Подходим. Первый раз как будто уже не такой ощутимый.
Сейчас только середина или начало? Или ближе к концу?
Сознание расслаивается, обрастает новой кожей и постоянно её сбрасывает.
Размышления о возможности тела выражать реальность внешнего воздействия, следы которого оказываются одновременно свидетельством произошедших событий и объектами, содержащими эти события внутри себя.

В результате взаимоотношений со средой тело обретает пластичность как способность претерпевать изменения и сопротивляться негативным внутренним процессам. Оба эти свойства пластичности соединяются в обращении к опыту людей с несовершенным остеогенезом — генетически обусловленной нехваткой коллагена, которая делает кости подверженными тяжелой травме от любого неосторожного движения. Столкновение с постоянной угрозой и сохранение пластичности становятся для них ежедневной рутиной и практикой выживания. В результате переломов и внедрения в кости металлических штифтов их тела трансформируются, меняют свои очертания, теряя изначальные возможности или приобретая новую подвижность и твердость.
Организованная как полупустое пространство для созерцания, инсталляция приглашает зрителя стать свидетелем застывшей катастрофы. Абстрактная внешне, она имеет документальную природу. Ключевой элемент, стеклянные скульптуры, — точные слепки фрагментов тел людей с несовершенным остеогенезом. Их форма и фактура со следами воздействий на коже (поверхности стекла) сохраняют результаты произошедших внутренних трансформаций. Сами воздействия и предшествующие им события остаются для зрителя невидимыми. Связь с ними осуществляется посредством фотографии и фрагментов фраз, фиксирующих прошлые события или ощущения будущих.
медленная
вода твердеет
первой